Ситуация на мировых рынках для украинских экспортеров, прежде всего металлургов, продолжает сегодня очень быстро ухудшаться. Некоторые металлургические комбинаты уже планируют сокращение производства и приостанавливают свои инвестиционные программы. В таких условиях оказать существенную поддержку экспортерам могло бы некоторое ослабление национальной валюты, ведь каждая копейка, на которую гривна «проседает» по отношению к доллару, может сделать работу экспортеров, балансирующих сегодня «на грани рентабельности», прибыльной.

Однако руководство Нацбанка, невзирая на пожелания «металлургического» лобби, в последнее время предпринимало усилия по стабилизации гривны и недопущению ее девальвации и, судя по динамике валютного рынка на минувшей неделе, добилось своего.

Нацбанк резко уменьшил рефинансирование коммерческих банков, из-за чего на рынке образовался дефицит гривневых ресурсов. Это сразу же отразилось на ликвидности банков: остатки средств на корреспондентских и транзитных счетах банков одно время снизились до отметки до 10,7 млрд. грн. при минимально необходимом уровне не меньше 15 млрд. грн. Стремясь раздобыть гривневые ресурсы «любым путем», банки шли на то, чтобы покупать их по завышенным ценам, а ставки по межбанковским кредитам «овернайт» на минувшей неделе достигли рекорда. 21 ноября их давали под 28,4% годовых, а уже 22-го и 23-го сделки заключались по ставкам 40-50% годовых. Естественно, в таких условиях банкам было не до выдачи кредитов. В итоге в первую очередь были «приторможены» ипотечные кредитные программы, сократилось в определенной мере даже бурно развивающееся потребительское кредитование и автокредитование. Несмотря на некоторый рост доходности по ОВГЗ, из-за нехватки гривны у банков не было возможности их покупать и последний аукцион Минфина по первичному размещению гособлигаций был провален.

Рано или поздно «нервы» у банкиров должны были сдать. Чтобы получить гривневые ресурсы, они начали распродавать свои валютные запасы – к чему и стремился Нацбанк.

В итоге в последней декаде ноября 2011 г. в Украине началась ревальвация гривны. И хотя никаких «революционных» изменений в балансе притока и оттока валюты из страны в это время не произошло, в условиях жесточайшей нехватки гривневых ресурсов банки начали продавать доллар на межбанке почти по 7,8 грн./$. В частности, в минувший вторник банки впервые с августа 2011 г. были вынуждены продавать валюту Нацбанку по курсу ниже 8 грн./$ и котировки межбанковского рынка в этот день снизились с 7,999/8,006 грн./$ до 7,897/7,994 грн./$.

Чтобы окончательно развеять все сомнения относительно своих планов, руководство НБУ на минувшей неделе собрало у себя руководителей ведущих украинских банков и заявило о том, что курс в течение ближайшего года будет удерживаться любыми способами для того, чтобы девальвация банкирами даже не планировалась. О своих планах относительно удержания курса гривны заявил и председатель Национального банка Сергей Арбузов. По его словам, заявляя о кризисе ликвидности и нехватке гривневых ресурсов, банки лукавят и их платежеспособности ничего не угрожает. Глава НБУ считает, что банки сознательно использовали любые свободные гривневые ресурсы для покупки валюты впрок, ждали глубокую девальвацию и хотели на этом заработать, однако, по его словам, НБУ располагает инструментами, чтобы вмешиваться в ситуацию на валютном рынке и не давать возможность спекулянтам наживаться на населении.

Однако проблема в том, что девальвационные ожидания были не только у банкиров, но и у экспортеров. И если цены на мировых металлургических рынках упадут от нынешнего уровня еще на 15-20%, то удержание курса гривны «любой ценой» может обернуться для украинских металлургических комбинатов настоящей катастрофой. Кроме того, политика Нацбанка по созданию искусственного ресурсного голода привела к уменьшению кредитования реального сектора, что уже негативно отражается на экономике страны.

Во многом нынешнее искусственное укрепление гривны в чем-то напоминает «предкризисную» ревальвацию национальной валюты в мае 2008 г.: когда до прихода кризиса в Украину оставалось всего три месяца, Нацбанк «административным методом» укрепил курс гривны с 5,3 грн./$ почти до 4,5 грн./$. Это сразу же ударило по украинским экспортерам, которые к кризису просто не смогли подготовиться и в итоге осенью 2008 г. из-за резкого падения экспорта (и, соответственно, поступлений валюты в страну) резервы Нацбанка начали стремительно таять. В итоге через полгода с момента искусственной ревальвации Нацбанку пришлось пойти на резкую девальвацию гривны, причем не на какие-нибудь 5-10%, а в два раза, и к концу осени 2008 г. доллар «взлетел» до 9 грн./$ и уже никто не вспоминал «весенних» заявлений руководства НБУ о том, что гривна и дальше будет только укрепляться.

Как будет развиваться сейчас мировой финансовый кризис и какова будет его динамика – никто сегодня не знает. Поэтому нынешняя «победа» НБУ над коммерческими банками, в ходе которой он, вопреки ожиданиям последних, добился стабильности гривны, может быть последней.

При этом положительным моментом искусственного сдерживания гривны Нацбанком путем создания «ресурсного голода» была фактическая приостановка новой предкризисной «ипотечной лихорадки». Резкий рост выдачи ипотечных кредитов накануне почти неизбежного кризиса – почти всегда зло, и сегодня он приторможен. Тем же застройщикам, у которых начались «раньше обычного» проблемы с продажами жилья на первичном рынке, необходимо «заранее» подготовиться кризису и не «запускать» новые потенциальные долгострои.

Иван ФЕДОРОВ

 

© 2018 Институт образования взрослых.

^ Наверх